Андрей Ларьков: «На сборах в Терсколе едва не дошло до рукоприкладства с водителями»

Лыжные гонки
  • Андрей Шитихин

Андрей Ларьков: «На сборах в Терсколе едва не дошло до рукоприкладства с водителями»


Обладатель четырёх медалей Олимпийских игр и чемпионатов мира Андрей Ларьков в интервью проекту «На лыжи!» рассказал об особенностях летней подготовки без выезда за пределы России, о допущенных в прошлом году ошибках и о том, чего не хватает лично ему, чтобы ставить самые высокие цели.

– Прошлый сезон закончился довольно рано. А тренировочный процесс начался с самоподготовки. Сложно пришлось?

– Напротив, я даже рад был, потому что больше времени мог провести дома в Зеленодольске, где есть все условия для тренировок. Получилось, что сезон для меня завершился в начале марта. Готовился к чемпионату России – его отменили. Да и снег сошёл примерно 25 марта, такого никогда не было. Рано достал велосипед, бегал кроссы. С конца марта по начало мая сам для себя план составлял, а затем уже Олег Орестович Перевозчиков прислал тренировочный план.

– По сравнению с прошлым годом корректировки были?

– Конечно, у нас с тренером подготовительный цикл похож из года в год, но отличия есть постоянно. Выстроен цикл подготовки на четыре года, и только тренер полностью владеет информацией о том, чем конкретно мы будем заниматься.

– Отсутствие зарубежных сборов никак не сказалось на качестве подготовки?

– Даже если сравнить с прошлым годом, объём работы проделан аналогичный. Хотя отличия есть. В том году мы ездили на лыжный сбор в Германию, в этом уже не получилось. В 2019-м провели два горных сбора – в августе в Болгарии и в сентябре в Италии, сейчас ездили в Приэльбрусье. Но ничего страшного.

– Горный сбор был в другом месте и на другой высоте. Как-то уже сказалось на состоянии?

– Наверное, ещё мало времени прошло, чтобы оценить. В Кабардино-Балкарии сделали всё, что запланировали. Главная особенность – роллерная подготовка, когда на плечи тренеров и спортсменов ложилась забота о сохранности здоровья. Но тут уж ничего не поделаешь, это мы приехали к ним тренироваться, надо учитывать местный колорит и особенности.

– Были опасные ситуации, когда до стычек с водителями дело доходило?

– К сожалению, да. Однажды едва до рукоприкладства не дошло, когда мы ехали с Артёмом Николаевым, а нас пытались выдавить с дороги. Поговорили на повышенных тонах, но каждый остался при своём. Но я повторю, это особенности, которые нужно было учитывать. В Болгарии, конечно, такого практически нет, катайся спокойно, хоть и по плохому асфальту. А вот в Италии лыжников тоже недолюбливают. Довольно регулярно пытаются показать, кто на дороге главный.

– Что не так было с подготовкой к прошлому сезону? От вас ждали большего.

– Спад был, это все видели. Причины мы с Олегом Орестовичем знаем, немного «перебрали» в октябре и ноябре. Из-за этого я весь сезон бегал с «утяжеляющим жилетом», никак не мог лёгкость обрести. Организм именно так отреагировал на предложенную нагрузку. Отчасти это был эксперимент.

– На предстоящий сезон какие планы?

– Попробовать отобраться на чемпионат мира и там уже побороться за самые высокие места. Очень хочу пробежать классический марафон, пробиться в эстафетную команду и, возможно, дуатлон. Но всё это при условии, что чемпионат мира в Оберстдорфе состоится.

– Вы сами больше склоняетесь к коньку или классике?

– Честно говоря, для меня оба стиля передвижения равноценны. А то, что на классике у меня результаты выше – это спасибо нашему сервису, который проделывает огромную работу. Классические лыжи всегда работают хорошо, а с коньковыми бывают проблемы. Хотя в своих сервисёрах я уверен, абсолютно им доверяю, всегда беру те лыжи, которые они предлагают.

– Между спортсменами разных групп сборной России существует соперничество?

– Лыжи вообще индивидуальный вид спорта, тут соперничество постоянно со всеми. Но я не ощущаю какого-то особого соперничества между представителями разных групп. Скорее, это тренеры между собой соперничают. А наша задача – бежать хорошо, доказывать, что ты сильнее на данный момент времени. Скажу так, что Елена Валерьевна Вяльбе никогда не оставить в стороне спортсмена, который бежит сильнее других. Доказывай всё на лыжне и вперёд.

– Юлия Белорукова сказала, что не поздравила Александра Большунова с победой в Кубке мира. А вы?

– Я тоже не поздравил. Выиграл и выиграл. Мы редко общаемся. Он такой человек: видит цель и идёт к ней, а мы ему не мешаем. Да и за тренировками других групп наблюдаем редко, только когда сборы совместные. В этот раз практически все были в Терсколе, мы посмотрели за скоростными тренировками других, подумали «вау!» и продолжили делать свою работу.

– Чего не хватает лично вам, чтобы ставить, как Большунов, высокую цель и идти к ней?

– Хороших лыж. Сервис – это сервис, он у сборной России на высочайшем уровне. А я говорю именно про лыжи. Зачастую мои лыжи проигрывают лыжам соперников, которые бегут на таком же «Фишере». Я не могу этого объяснить, и никто не может этого объяснить, но это происходит из года в год. На мой взгляд, это зависит только от производителя лыж. Я бегу на лучших лыжах из тех, что мне дают. А есть ещё лучшие пары, но не у меня.

– То есть нужно быть Большуновым или Клэбо, чтобы получать самый лучший инвентарь?

– Если упрощённо сказать, то да. Но ведь по гонкам же видно, что у тех же норвежцев лыжи работают лучше, и дело совсем не в сервис-бригаде. Наши сервисёры работают великолепно, но как ты ни готовь пару, если она не едет, ничего с этим не сделаешь. Говорю в данном случае за себя, и могу сказать, что когда инвентарь у меня был отличный, то и результаты были высокими. Хочется регулярно получать именно такой инвентарь.

Источник