Маркус Крамер: «Главная проблема – отсутствие возможности планировать подготовку»

Лыжные гонки
  • Андрей Шитихин

Маркус Крамер: «Главная проблема – отсутствие возможности планировать подготовку»


Немецкий тренер сборной России по лыжным гонкам Маркус Крамер смог приступить к очной работе с подопечными только в начале сентября, когда прилетел в Тюмень. Вместе со своей группой он останется на «Жемчужине Сибири» до 27 сентября. Несмотря на плотный график, Крамер специально для проекта «На лыжи!» нашёл время рассказать о текущем состоянии команды и о многом другом.

Маркус, почему вы с таким трудом добирались до России?

– Когда мы вернулись с отменённого финала Кубка мира в Квебеке, всё ещё только начиналось. Закрывались границы, ограничивалась возможность перемещения. Это была середина марта. Тогда я подумал: окей, два месяца и всё пройдёт. Но потом ещё месяц, ещё. Первый сбор в мае не состоялся, ладно, поеду на июньский сбор. И снова нет – возникли визовые проблемы, мне нужно было получать новую визу. В общем, шёл месяц за месяцем, я начинал нервничать всё больше и больше. Не лучшая ситуация, конечно. Наконец, я полетел из Франкфурта в Лондон, из Лондона в Москву, из Москвы в Тюмень со множеством бумаг. Когда ты не можешь работать со своей командой – это очень сложно. Только спустя полгода мне удалось вновь увидеть своих спортсменов!

– Теперь как долго вы не будете возвращаться домой?

– В Тюмени группа останется до 27 сентября на сбор, а затем я переезжаю в Сочи, где пройдёт тренерский семинар. 29 сентября я улечу домой. Очень рассчитываю на то, что сбор в конце октября мы сможем провести в Рамзау и Валь-Сеналесе. Шансы провести сбор в Европе на данный момент есть.

– А если не получится, вы вновь приедете в Россию?

– Конечно. В таком случае мы на неделю поедем в Сочи, а с 15 октября встанем на лыжи в Ханты-Мансийске. Держим в голове оба варианта – и Европу, и Россию.

– В соцсетях мы видели вашу тёплую встречу с командой. В каком состоянии ваши подопечные?

– Внутри нашей группы особые отношения, все действительно были рады встрече со своим тренером. Последние три месяца получились сложными для спортсменов, для меня и для Сергея Турышева. План делал я, но именно Сергей отвечал за исполнение этого плана спортсменами. Он сделал максимум того, что вообще было возможно. Мы постоянно находились на связи по всем вопросам, включая и выбор мест для проведения сборов. Изменения были постоянными. Надеюсь, сезон начнётся, как и запланировано, в конце ноября. До этого времени необходимо проделать ещё достаточное количество работы. Сейчас я вижу – мы на правильном пути. Большинство спортсменов в хорошей форме, у некоторых есть небольшие проблемы. Каждый год примерно одна и та же ситуация. Согласитесь, это выглядело бы странно, если бы у спортсменов вообще не было никаких проблем во время подготовки.

– Можете сравнить нынешнюю форму спортсменов с той, что была в этот же период прошлого года?

– Сейчас это сложно сделать. В прошлом году мы весной и осенью проводили функциональную диагностику в Оберстдорфе, в этом году мы такой возможности лишены. Когда у тебя есть в руках какие-то данные, можно сравнивать. Единственное, что я сейчас могу сделать – только визуальные наблюдения, но это не совсем то же самое, что анализировать цифры. Так что соотнести состояние с прошлым годом тяжело.

– Кто-то из команды смог вас впечатлить в плане подготовки?

– Честно сказать, я каждый год надеюсь на это. Прежде всего, я рад, что в спорт после декретного отпуска вернулась Юлия Ступак. На данный момент она выглядит очень неплохо. Думаю, сейчас её форма – это 85 процентов от обычного состояния. Но она каждый день прибавляет. Алиса Жамбалова точно смотрится лучше, чем прошлым летом. Если говорить про мужчин, то очень хорошо готов Евгений Белов. К сожалению, после предыдущего сбора он приболел на пять дней и чуть потерял кондиции, но быстро наберёт.

– Вы осведомлены о том, как работают лыжники из других сборных? В чём отличие от российской команды?

– Шесть месяцев – достаточно продолжительный промежуток времени, чтобы заняться изучением. У меня есть друзья в других командах, с которыми мы регулярно общаемся. Например, в Норвегии и Швейцарии. Я задаю вопросы им, они – мне. Главная разница в том, что им в течение лета удалось провести сбор на лыжах – мы не смогли этого сделать. На мой взгляд, это существенное упущение. Очень важно в течение лета два раза по десять дней вставать на лыжи. По этому поводу я немного переживаю.

– В вашей тренерской карьере впервые случилась такая ситуация, что летом не удалось провести лыжные тренировки?

– Да. Всегда была возможность встать на лыжи либо в тоннеле, либо на глетчере. Из-за этого пришлось вносить определённые изменения в тренировочный процесс. Но в целом план с общим количеством циклической подготовки, интенсивностью не сильно изменился. Главная проблема даже не в снеге, а в том, что невозможно планировать подготовку. Когда ты не знаешь, что группа будет делать в следующем месяце, куда поедет на сбор – вот это сложно.

– Во время карантина вы общались со спортсменами напрямую или только через Сергея Турышева?

– И так, и так. Вводную информацию я получал от Сергея, но если возникали проблемы, общался непосредственно со спортсменами. В нашей группе есть те, кто любит поговорить, и те, кому это не особо нравится. С каждым по-разному. С кем-то я просто говорил, кому-то писал. Они присылали мне видео, которое я изучал, а затем отправлял замечания по технике. В целом коммуникация была отличной, но это далеко не живое общение.

– Вся команда согласовывала свои действия с вами во время подготовки?

– Да, конечно. В частности, в июне, когда лишь в последний момент решился вопрос о сборе в Пересвете, Сергей Устюгов позвонил мне и попросил разрешения остаться дома. Мы всё обсудили, и я принял его аргументы. И это был единственный случай, все остальное проходило строго по плану.

– Устюгову в его соцсетях болельщики говорили о том, что он набрал вес, а Сергей в ответ занимался троллингом. Когда он присылал вам видео со своими тренировками, вы не обратили на это внимание?

– Да, Сергей много времени проводит в соцсетях, водится за ним такое. И небольшие проблемы с весом у него возникают после каждого межсезонья. Но в течение десяти дней он только тренировками сбрасывает 5 килограммов. Он очень быстро сбрасывает вес и набирает форму. Наверное, это не совсем правильно начинать тренировочный процесс с лишним весом, мы оба это знаем. Но подготовке это никак не мешает, поскольку он быстро приходит в боевое состояние.

– Перед началом прошлого сезона Сергей не скрывал, что хотел бы побороться за победу в Кубке мира. В нынешнем сезоне задача та же самая или он сосредоточится только на чемпионате мира?

– Никогда нельзя предполагать, как начнётся сезон. Первая часть прошлого сезона получилась очень классной. Он после «Тур де Ски» был в тройке лучших общего зачёта, а потом приболел, и вторая часть получилась проблемной. Устюгов восстановился к самой концовке сезона, я был уверен, что он прекрасно выступит в Канаде, но финал отменили. Конечно, в этом сезоне главная цель – чемпионат мира. И речь не про медали, а про победы. Я уверен, ему это по силам. Главное, чтобы Сергей был здоров. Когда у него хорошие кондиции, ему всё по силам.

– Те же задачи стоят и перед другими спортсменами группы?

– Я рад, что в моей группе есть ребята, которым по силам бороться за медали чемпионата мира. Кроме Сергея Устюгова стоит обратить внимание на Глеба Ретивых в спринте, а также на Евгения Белова, который имеет в активе победу на этапе Кубка мира. Я на 100 процентов уверен, что Юлия Ступак успешно выступит в Оберстдорфе.

– Вы очень быстро переориентировались с Белоруковой на Ступак. Вам проще произносить короткую фамилию?

– Проще, конечно. Но внутри меня она всегда останется Белоруковой. Так же, как и Настя Седова, которая будет выступать под фамилией Кулешова.

– Юлия смогла вас удивить быстрым возвращением после декретного отпуска?

– Безусловно. Я очень впечатлён тем, что вижу сейчас. Я много разговаривал с ней, она очень мотивирована. Юлия рано начала тренироваться и думала в апреле даже на чемпионате России выступить. Но очень быстро поняла, что не готова к этому. Повторю, она очень мотивирована. Юля постоянно анализирует тренировки, думает о том, что можно поменять, чтобы быть ещё лучше. Такие спортсмены, как она – лучшее, что может случиться с тренером.

– В лыжах и биатлоне спортсменки нередко после родов возвращаются сильнее, чем были. Это закономерность или каждый случай индивидуален?

– В целом это действительно так. Схожая ситуация была с Юлией Чекалёвой, когда она вернулась после рождения ребёнка. На первом тренировочном сборе она выглядела так, что казалось невозможным её возвращение к сезону. Но каждый день Чекалёва становилась лучше и лучше, а зимой выглядела очень сильно. Я уверен, что со Ступак будет то же самое.

– Вы знаете, что Юлия спустя короткое время после родов снималась в фильме «Белый снег» про Елену Вяльбе?

– Да, я много про это знаю. И Юлия, и Елена присылали мне фото и видео с производства фильма. Мне было очень интересно смотреть, как снимается фильм, а ещё интереснее посмотреть его.

– Собираетесь смотреть фильм на русском?

– Да. Думаю, что пойму многие вещи. Кстати, некоторые спортсмены группы до сих пор удивляются, когда говорят что-то на русском, а я им отвечаю. Русский язык для меня сложен, но я счастлив, что большинство спортсменов уже неплохо владеют английским. Это ведь важно не только для коммуникации внутри группы, но и для общения со спортсменами из других сборных, спонсорами, иностранными журналистами, производителями лыжного инвентаря и экипировки. Представители брендов, кстати, уже не раз отмечали, что уровень владения английским в сборной России сильно вырос. Я рад, что немного этому поспособствовал.

– Вы уже сказали, что рассчитываете на плановый старт сезона в ноябре. Готовы ли к другим вариантам?

– К сожалению, в данном случае от меня ничего не зависит. Недавно мы участвовали в вебинаре, который проводил FIS, и у них есть план «А» – обычный старт сезона. На данный момент цель именно такая, провести сезон в обычном формате. Да, ходят разговоры про то, что мы можем проводить гонки в одном месте или в одной стране, но никто не знает, что случится на следующей неделе. Это сложно, ведь приходится менять планы на ходу. Но в такой ситуации не только Россия, но и все другие страны.

– Какова ситуация в Германии, где должен пройти чемпионат мира?

– Сложный вопрос. На днях я общался с человеком, который отвечает за лыжные гонки в Германии. Он как раз находился в Оберстдорфе. Оргкомитет проводит огромную работу, пытается сделать всё возможное, чтобы провести турнир в привычном формате. Ведь это большое событие, посмотреть на которое собирается много болельщиков. Я знаю, оргкомитет сделает всё возможное, чтобы чемпионат мира прошёл на высочайшем уровне.

– Маркус, в случае форс-мажора с Кубком мира вы готовы проводить всё время в России и готовить подопечных к чемпионату мира?

– Вообще не вопрос. Если будет такая ситуация, что выступать можно только на этапах Кубка России, значит, будем бегать в российских стартах. Тем более, на внутренних стартах в России очень серьёзная конкуренция. Ряд сильных спортсменов, не входящих в сборную, точно смогут конкурировать со спортсменами основной команды. В той же Германии уровень внутренних стартов очень низкий. Так что никакой проблемы в том, чтобы постоянно быть и работать в России, для меня нет.

Источник