«Мне было стыдно, потому что на меня все смотрели и ничего не понимали»

Друзья, вы же согласны, что биатлон и лыжные гонки — родственные виды спорта? В очередной серии историй преодоления проекта «На лыжи!» двукратная олимпийская чемпионка, трёхкратная чемпионка мира Ольга Зайцева рассказала о том, через что ей пришлось пройти. История очень откровенная, личная, а оттого просто пронзительная. Но только такое преодоление, наверное, и обеспечивается Ольге стать той Зайцевой, которую мы знаем.

«- Моя история — чисто женская, связанная с возвращением в большой спорт после рождения сына Саши в марте 2007 года.
Как вы знаете, моим первым мужем был словак Милан Августин, с которым мы познакомились на сборах сборах. У спортсменов часто так бывает. Жизнь проходит в лесу в одном и том же окружении. На прошлых встречах, завязываются отношения. Так было и у меня.
Тогда нам обоим казалось, что впереди будет только хорошее, мы идём по одной дороге в одном направлении, вкладываем в понятие «семья» одни и те же ценности. В общем, после победы в эстафете на Олимпиаде в Турине в моей жизни наступила какая-то расслабленность.

Мне хотелось и личную жизнь устроить, и ещё я мечтала о том, чтобы выиграть на Олимпиаде в личной гонке. С первым всё сложилось. Мы были вместе с Миланом, летом 2006-го я забеременела, о чём сразу сообщила тренерам сборной.
Валерий Николаевич Польховский, руководивший командой, тогда мне тренировки не бросать, так как это может на здоровье сказаться. Мы разработали план, согласно которому я до определенного момента была в составе, даже на сборы ездила. Параллельно к свадьбе готовилась. Когда впервые у меня появились мысли о том, а что дальше, когда появится свет малыш? Заканчивать карьеру, полностью посвятив себя семье, или всё же вернуться?

Тренеры сборной уговаривали не принимали никаких поспешных решений, я тоже хотел моего возвращения, но думал, что я уйду из команды на индивидуальный план. Мне же не хотелось ничего. Такое состояние наступило после сентябрьского сбора в Новосибирске незадолго до свадьбы. После бракосочетания я полностью сосредоточилась только на том, чтобы выполнять все рекомендации врачей.

Самое сложное началось после рождения Сашки. Мне хотелось с ним каждую секунду. Для себя я решила, что буду кормить его грудью ровно столько, сколько потребуется ему, даже если это пойдёт вразрез с любыми другими планами. Когда сыну было пять месяцев, моя сестра и мой личный тренер Оксана убедила меня, что пора приступить к возвращению.

Первые попытки тренировок в августе были кошмарными. Организм совершенно перестроился, в нём не было места спорту, тем более профессиональному. Но и тянуть дольше было нельзя. А с моим навязчивым желанием постоянно быть рядом с сыном ситуация усугублялась. Я не могла быть без Сашки, а тренироваться вместе с ним тоже было сложно. Позже я поняла, чем было вызвано это навязчивое желание…

На лыжи после рождения сына я встала только в ноябре 2007 года, когда вместе с сестрой и мамой поехала в Рамзау на вкатку. Мне нужно было подготовиться к паре гонок на Кубке Европы, показать, в общем, что Зайцева вернулась, тренируется и готовится бороться за место в команде.
В Австрии все тренировки проходили так, что я постоянно подъезжала к коляске с Сашкой, за которой следила мама. Останавливалась, смотрела на него и катила дальше, испытывать физические и психологические мучения. Это действительно были мучения, так как я никогда не тренировалась отдельно от команды, никогда себя не жалела — все делают одно и то же. Потому что Саша просыпался ночью несколько раз, потому что ты опять подхватила от него какую-то простуду, а тебе на стрельбище идти, поскольку за аренду заплачено…
К соревнованиям, конечно, я была совершенно не готова. Приехала в Ленцерхайде и в спринте поняла, что не могу ничего, полный ноль. Слабая стрельба, ужасный ход. Олимпийская чемпионка, которая никогда тихоходной не была, даже в небольшой подъём забиралась ёлочкой! Мне было просто стыдно, потому что на меня смотрели тренеры, болельщики и ничего не понимали. На финише я стояла, согнувшись пополам.

Потом мы переехали в Обертиллах, где в индивидуальной гонке было чуть получше, но… Сложно было и физически, но ещё больше — психологически. Для попадания в команду нужны какие-то результаты, а их и в помине нет. Рядом Сашка, который постоянно требует к себе внимания. В Бельгии — муж, который требовал, чтобы после гонок мы обязательно приезжали к нему.
Милан возмущался, что я таскаю ребёнка за собой, но как я оставлю его сына, если кормлю его грудью? На этой почве у нас начались серьёзные разногласия. Он не воспринимал моих родителей, утверждал, что я всё делаю не так, родители Милана были на его стороне. Я стала понимать, что ни за что не оставлю Сашку с ними, что мой мальчик всегда будет со мной.

Но нам пришлось прийти к консенсусу, что с сезона-2008/09, когда планировалось моё полноценное возвращение, сын полгода будет с ним.
Передо мной стояла задача вернуться и доказать своё право на место в сборной. С мая, когда начались сборы, я была вместе с командой, но мне и Сашу разрешили брать. Только с тем условием, чтобы он никому из спортсменок не мешал своими капризами и не дай бог никого не заразил. Помогали сестра и мама, которые были рядом благодаря поддержке Москомспорта.
Я им очень благодарна, и не только в той ситуации! И не словами, как я благодарна своей семье — только они в меня и верили. Тренеры сборной и руководство СБР, посмотрев на меня на первых сборах, чуть ли не в открытую сказали, что всё бесполезно, в таком состоянии Зайцева ни на что не способна. А отец с мамой и Оксана отец верили, что у меня всё всё получится. Сестра вообще заменяла мне и менеджера, и сервисера, и тренера по физподготовке и стрельбе, и нянькой для Сашки была. А ещё умела обвинать — и меня, и тренеров. В то, что мы всё преодолеем.

Представляете подготовку к сезону? Кормящая мама, у которой есть куча ограничений в плане еды, напитков и лекарств, в команде уже давно и амбициозные биатлонистки, готовые выбросить ветеранов сборной. Но форму я постепенно набирала. Со спортивной точки зрения меня конкуренция вообще не пугала. Для себя я решила, что если не отберусь на январские этапы Кубка мира, то объявлю о завершении карьеры. Зачем мучить себя и других?

Больше я страшилась предстоящего расставания с сыном. Вот это угнетало меня больше всего. В ноябре мне пришлось это сделать. Мы отправились в Финляндию на отборочные старты, а Сашка — к Милану и его родителям. Чуть ли не каждый день думала, правильно ли я сделала, зачем мне всё это нужно?

Сейчас уже можно сказать, что отношения в семье составляют меня в большом спорте. Я представляла, как брошу биатлон, вернусь к сыну и мужу, к его родителям и понимала, что не могу. Я бы не выдержала жизни в той обстановке, которая складывалась. А я в спорте, у меня был шанс на высокий уровень вернуться, и оставить сохранить.
С первой частью задачи я справилась, хотя от меня никто ничего не ждал. А я подошла к чемпионату мира в Пхёнчхане просто в шикарной форме, завоевала там две золотых медали и две бронзы. Так сезон из проходного и восстановительного получился совсем другим …

Но семейная жизнь оказалась практически разрушена. Мы с мужем стали совсем чужими людьми. Сашку мне приходилось забирать со скандалом, выслушивать много нехороших слов. И это продолжалось до тех пор, пока я не сказала сама себе, что так нельзя. Мы с Миланом развелись, но этот человек и не оставляет меня в покое до сих пор, пытаясь отсудить себе сына. Так что история преодоления продолжается до сих пор…

Наверное, болельщики, глядя на отдельные гонки, задавали себе вопросы, да что такое происходит с Зайцевой, она сама не своя, никогда так не бегала и не стреляла. Возможно, теперь будет более понятно, чего мне стоило возвращение в спорт, как оно пришлось пережить и преодолеть на пути к победе на чемпионате мира и второму олимпийскому золоту ».

Выход новой истории — каждую среду! Не пропустите.
Ваши На лыжи!


Источник